Получить консультацию
Задайте свой вопрос заполнив форму ниже
Аудио версия публикации
Текстовая версия

Всем добрый день! С вами Матрица Долголетия и Андреев Андрей. Если ты хочешь быть здоровым, будь им! А если ты родился уже с различными заболеваниями или имеешь предрасположенность к их проявлению? Что делать, чтобы прожить долгую и счастливую жизнь, минимум до ста пятидесяти лет?
Сегодня мы будем рассматривать с вами, одну из актуальных тем - это ревматоидный артрит.
— Приветствую! Присаживаемся.
— С радостью хочу вам представить главного врача клиники восточной медицины «Парамита» Грачева Илью Илларионовича. К тому же он является действительным членом-корреспондентом Академии экологии и здоровья. Он, как человек с большой буквы "Ч", а также врач с большой буквы "В", обладает и умеет использовать методики на стыке западной и восточной медицины. И сегодняшняя тема нашей передачи - это одно из распространенных заболеваний, которое укорачивает жизнь или снижает качество жизни. Это ревматоидный артрит.
— Действительно, говоря о ревматоидном артрите, следует отметить, что это тяжелое хроническое заболевание, которое ведет к поражению суставов. Может болеть один сустав, могут болеть маленькие суставы. А могут - вообще все суставы человека! Это очень сильно снижает качество жизни людей, потому что суставы имеют большое значение, мы двигаться без их работы просто нормально не можем. То есть это может привести к обездвиживанию тоже.
— А сколько всего костей в организме? Для наших слушателей и зрителей можете сказать?
— У всех людей по-разному. Если более точно, то это от двухсот десяти до двухсот двадцати костей. Но суставов больше.
— В два раза?
— Не совсем в два раза. Суставов где-то в районе трехсот шестидесяти. И это такие узлы, которые придают подвижность нашему скелету.
Говоря об этой проблеме, сразу стоит сказать, что до конца не ясна причина этого заболевания. В разное время выделяли разные факторы, которые являются причиной. Была вирусная теория, когда говорили, что вирус Эпштейна-Барр влияет на суставы. Она до сих пор актуальна. Была теория инфекционная, когда считалось, что попадает какая-то инфекция, бактерия, и это все запускает аутоиммунный процесс. Но в настоящее время большая часть специалистов склоняется, что это генетически обусловленные заболевания.
Если просто объяснять, своими словами, то это примерно выглядит следующим образом. Когда человек рождается, у всех у нас есть предрасположенность к какому-то заболеванию.

— То есть, спасибо нашим родственникам, да? Бабушкам, дедушкам, папам, мамам?
— Не только родственникам. Спасибо экологии.
Экология тоже влияет, если у нас уже имеются какие-то проблемы в хромосомах, в генетическом аппарате. И это может проявиться в течение жизни человека, может не проявиться.
И сама предрасположенность - это еще не болезнь. Вот если мы говорим, например, про ревматоидный артрит. Рождается человек. У него есть уже к этому предрасположенность, но это еще не болезнь. И за какой-то период его жизни под действием провоцирующего фактора эта предрасположенность реализуется в болезнь. Она сидела в спящем состоянии. Переохладился человек или «стрессанул», операция или травма какая-то у него произошла — всё что угодно. И у всё! У него происходит активация этой болезни.
Это заболевание еще называют аутоиммунным. Потому что именно этот сбой находится в иммунной системе. Аутоиммунная в переводе с греческого - «сам с собой». Ауто - сам, он самый - иммунитет. То есть, собственный иммунитет борется со своим же организмом. Это такая очень сложная история. Очень тяжело её корректировать. Собственный иммунитет борется со своими же суставами.
Как это проявляется: у человека опухают руки, пальцы. Чаще это начинается с суставов кистей, они опухают. Вот, как у нас здесь на картинке.
Здесь показано, что суставы воспалены. Это тепловизором у нас показано. Есть воспаление в суставах. Они отечные и болят. Есть утренняя скованность, особенно, когда человек с утра буквально не может снять с себя одеяло. А потом, через полчаса, у него все проходит, как будто ничего не бывало. Это первый звоночек, на который надо обратить внимание. Что в суставе что-то не то.
Помимо того, они горячие. Могут быть теплые, а могут - прямо горячие! Общая температура человека может подниматься, при этом он может худеть, у него могут быть боли в мышцах. Это так называется ревматоидная полимиалгия, когда болят мышцы. Мышцы могут уменьшаться в размерах. То есть симптомы довольно разнообразные, но вот эти - основные, которые мы привели.
Чаще болеют этой болезнью женщины, в три раза чаще, чем мужчины. Это видимо связано с гормональным фоном, который у нас у всех разный. И это заболевание довольно распространенное. Примерно один процент всего населения, около шестидесяти-семидесяти миллионов людей страдают этим заболеванием.

— А как-то можно определить, диагностировать заранее. Есть ли какой-то анализ, который позволит человеку сказать, что у него есть предрасположенность? Еак-то диагностировать на уровне исследования первичного? Допустим, человек приходит допустим к врачу, и можно сразу сказать: «Знаете, у вас есть предрасположенность. Вы вот это вот это не делайте!» Можно каким-то анализом определить до того, как у тебя начнут опухать руки, начнется скручивание, нельзя будет разогнуться и так далее? Есть такое?

— Стопроцентно, к сожалению, нет. Это заболевание очень коварное. Даже в момент разгара тоже невозможно сразу определить, что это ревматоидный артрит. Существуют различные генетические анализы по предрасположенности к поражению опорно-двигательного аппарата, суставной его части. Например, такой анализ HLA-B27. Но из своей практики, из практики своих коллег и медицинской мировой литературы, которую мы читаем, видно, что этот анализ — генетический, и по идее он должен быть у человека все время. Но мы видим, что человек его сдает первый раз, и он у него отрицательный. А потом, в какой-то период жизни, становится положительный. Это не совсем входит в логику. Возможно, это еще недостоверный способ замера. Либо это настройки иммунитета такие тонкие, что в тот период жизни он его не уловил. И, к сожалению, сто процентов узнать, есть у тебя эта предрасположенность или нет, нельзя. Но, тем не менее, такой анализ есть. Который хотя бы как-то может это помочь понять.
Вот еще один пример коварности этого заболевания. Приходит человек, у которого есть все симптомы, которые я перечислил: отек, боль, утренняя скованность. Мы сдаем ряд специальных анализов. Туда входит ревматоидный фактор, c-реактивный белок, который показывает уровень воспаления, и так же туда включается ряд других показателей. Мочевая кислота, чтобы исключить подагру. Потому что симптомы очень могут быть похожи. Сюда же входит еще целый ряд анализов, которые тоже относятся к суставным болезням, которые нам помогают их исключить. И бывает так, что человек сдает это всё. А у него анализы не показывают, что у него есть ревматоидный артрит. И человека начинают лечить например, по методике просто артрита.

— И залечивают, да?
— Упускают время. Но опытный врач, если ты приходишь с такой историей, уже понимает, что это еще ничего не означает. Он лучше соберет анамнез, спросит человека получше, и поймет, что эти анализы пациенту надо будет периодически сдавать. И бывает такое даже, что люди болеют по двадцать-тридцать лет, и у них этих показателей в анализах нет. Это называется серонегативный ревматоидный артрит. Когда иммунные анализы не показывают наличие ревматоидного фактора.

— А вот такой вопрос, может быть сложный. Человек может сам понять, что у него артрит или ревматоидный артрит? Или врач только может определить? И как их различить?

— По большому счету, конечно, только врач. Есть некоторые симптомы, которые могут помочь ему понять, что это не просто артрит. Ревматоидный артрит, он, как правило, начинается с мелких суставов. И он чаще симметричный. То есть, на правой и на левой ногах параллельно. Бывает, что один сустав какой-то болит, но это намного реже.

— Когда мы говорим про суставы, это могут быть коленки, локти, где угодно? Но чаще всего это все-таки на руках?

— Начинается дебют, то есть старт заболевания, с мелких суставов кистей.
И еще ревматоидный артрит отличает очень яркая картина обострения, с поднятием общей температуры тела. А просто артрит обычно так не болит. То есть, просто болят суставы, локально, общего такого состояния практически не бывает.

— Если ты понял, что у тебя ревматоидный артрит, что нужно делать? Готовиться писать завещание? Я извиняюсь за мой такой черный юмор. Или все-таки можно это вылечить?

— К сожалению, большая часть современных врачей говорят, что заболевание неизлечимо. Тем самым они подрывают некую веру человека в выздоровление. Как мы знаем, вера умирает последней. Поэтому мы так никогда не говорим. И мы знаем, что при правильном лечении, при правильном подходе, а еще лучше, при своевременном лечении, можно ввести заболевание в ремиссию. Мы не говорим, что мы это вылечим, говорим, будет ремиссия.
— Ремиссия - это обратно?
— Это значит вернуть обратно предрасположенность.
— А до молодости можно вернуть?
— Вот, к сожалению, это не к нам. Надо самому человеку начинать за этим следить, с рождения практически. Если мы говорим о долголетии и молодости.
— А что вот он должен дома делать? Какая-то есть профилактика? Установили заболевание, он, допустим, пропустил этот момент. Вот что он дома для профилактики или поддержания состояния, чтобы дальше болезнь не развилась, может делать? Есть какие-то помимо медикаментов способы?

— Дома очень тяжело. Если у человека что-то разболелась и болит очень сильно, сам он практически на это не повлияет. Если у него только незначительная степень выраженности этой болезни, то мы, конечно, рекомендуем ему разные виды суставной гимнастики. Но здесь ведущее значение имеет, что ему нельзя. Нельзя греть суставы, нельзя их сильно нагружать, потому что они и так травмированы. Если ты их будешь сильно нагружать, то ускоришь себе деформацию, какие-то негативные процессы в них. Нельзя суставы переохлаждать.
Сейчас зимы теплые и многие люди ходят без варежек, без перчаток. Ни в коем случае нельзя как перегревать, а теперь охлаждать и нагружать излишне нельзя. Это самое главное.

— А лечение в чем заключается?
— Если мы касаемся лечения, то нужно четко понимать, что ты лечишь. Потому что очень тяжело дифференцировать обычный артрит от ревматоидного. И зачастую начинают лечение с другого. Можно упустить время, за которое это болезнь будет прогрессировать. А эта болезнь считается неуклонно прогрессирующей. То есть, если у тебя появились первые признаки, и ты ничего не делаешь, дальше только будет нарастать. Ты упускаешь время, важное для…
— Для ремиссии, для восстановления, я правильно понимаю? В первую очередь, это как Кузьма Прутков говорил, «зри в корень».
— Конечно!
— То есть сначала определяем, что у человека, чтобы его не залечить. Это понятно. А вот само лечение в чем оно заключается? Это иглоукалывание, охлаждение, что?

— Я могу рассказать про два подхода. Есть подход официальной медицины, и он довольно жесткий. И там такие препараты используются, которые имеют массу побочных эффектов, но без них иногда нельзя. Большая часть официального лечения связана с назначением нестероидных противовоспалительных, которые убирают воспаление сустава, и иммуносупрессоров, уменьшающих силу иммунной системы. Но проблема в том, что они не могут только суставной иммунитет снизить, они всю иммунную систему заглушают. Это вот основная проблема современной медицины: как это минимизировать?

— Ты вылечишь ревматоидный артрит или приглушишь его, а в другом месте у тебя что-то выстрелит.
— Да, общий иммунитет снизится, ты будешь более подвержен простуде или еще другим заболеваниям.

— Восточная медицина что предлагает?
— Вот как раз в своей практике мы комбинируем эти методы. И опыт показывает положительный эффект на примере наших пациентов, которые уже болеют по двадцать, по тридцать лет ревматоидным артритом, сидят на базисной терапии. Так называется у них терапия поддерживающая. Применяют кортикостероиды при наших методиках. А при включении восточной медицины можно действовать на иммунитет более избирательно. То есть мы не действуем на общий иммунитет, а только на иммунитет суставной. И снимаем воспаление не во всем организме, а снимаем только в этих суставах. Благодаря этому люди, которые не могут отказаться от базисной терапии или от гормональных препаратов, такое тоже бывает, они в два-три раза снижают дозировку. Чем продлевает в общем-то жизнь себе. Потому что, еще раз подчеркну, препараты, которые там используются, они используются и в онкологии. Это общие группы препаратов, довольно сильных, серьезных препаратов, которые никак не могут не вредить всему организму.

— А вы, когда применяете методы восточную медицины, были случаи, что человек выздоравливал и убирал вообще все стероидные препараты?

— Да, мы называем это, я повторюсь, ввести в длительную ремиссию.
Потому что у меня нет гарантии, мы не знаем, что будет с этим человеком через год, через два.
— Он стимулирует заболевание снова переохлаждением, или еще что-то?
— Да, он может спровоцировать себе еще раз обострение. Мы его ввели в длительную ремиссию, практически в то состояние, в котором он жил до дебюта этого заболевания. Мы называем это не вылечить, а ввести в длительную ремиссию. Это большое-большое дело!

— То есть подход Остапа Бендера «спасение утопающих - дело рук самих утопающих»? И помогать врачу они тоже должны, я правильно понимаю?

Если надеяться только на помощь врача и самому не предпринимать каких-то встречных действий, не оказывать помощь этому врачу, не выполнять рекомендаций, то это все бесполезно. То есть рано или поздно ты получишь обострение, сильное прогрессирование заболевания.

— Можно статистику для примера?
— Помощь этим пациентам оказывается практически в ста процентах случаев. Вопрос только в длительности этой ремиссии, которую невозможно заранее предугадать. Нет ни одного анализа, к сожалению, который может сказать: тебе хватит на десять лет, тебе хватит на месяц. Мы этого не можем сказать. Большая часть пациентов к нам приходит в момент обострения, когда уже не помогают ни гормональные, ни что-то другое. Там у них уже печень не справляются этими препаратами. И вот после нашего лечения восточными методами им становится всем легче. Облегчение, будет однозначно! Снимается острый период обострения. Но мы не можем сказать, насколько длительна будет эта ремиссия. Это уже вот такой индивидуальный момент, который требует дальнейшего наблюдения пациента и ведения его. Без этого, к сожалению, невозможно. Но это, в общем, укладывается в общую логику лечения хронических заболеваний. Нужно наблюдаться у какого-то специалиста, который этим занимается.

— Спасибо вам большое за вот этот интересный рассказ! Я надеюсь, что для всех наших слушателей тоже было интересно. Если у вас остались еще вопросы, то подписывайтесь на наш канал, ставьте лайки и обращайтесь.
Может, у вас что-то есть тоже, какие-то пожелания?

— При ревматоидном артрите очень важна правильная и своевременная постановка диагноза.
От этого будет зависеть эффективность лечения. С ревматоидным артритом можно и нужно бороться. С ним можно жить долго, счастливо и без болей. Если у вас остались какие-то вопросы, пишите нам в комментариях, переходите по ссылке, приходите к нам в клинику, будем рады вас проконсультировать. Всего доброго!
Будьте здоровы, живите долго, счастливо!

— Приглашаем вас подписываться на наш канал Матрица Долголетия. Мы вместе с вами будем продолжать цикл передач, посвященных здоровой, счастливой, насыщенной и интересной жизни. Живите минимум до ста пятидесяти лет.
Кликайте на колокольчик, подписывайтесь на наш канал, ждем ваших интересных вопросов. Спасибо за внимание!

Поделитесь публикацией
с родными и близкими
Найдите интересующие Вас видео
Напишите тему которая Вас интересует и система найдет необходимую публикацию
Автор публикации
          Григорий Михайлович Ярыгин
          Эндоскопия, Ультразвуковая диагностика. Урология. Экстракорпоральная и контактная литотрепсия. Гирудотерапия.
          • 1-ый Московский Медицинский институт им. И.М. Сеченова в 1979 году по специальности «лечебное дело».
          • Интернатура на базе 7 ГКБ по терапии. Постдипломное образование - Гастроэнтерология, Проктология.
          • Электропунктурную диагностику и терапию по методу Р.Фолля, ЛФК и спортивной медицине. Аюрведа.
          • Обучение во Франции в Парижском госпитале Кошэн – экстракорпоральной и контактной литотрипсии в Лионе госпитале Эдуарда Эриота- эндохирургии.
          • Стажировки в Германии по эндохирургии и эндоурологии.
          • Обучение по эндоурологии в 1-ом ММИ им. И.П.Павлова в Санкт – Петербурге.
          • Аюрведе в институте Сигалима, Индия.

          Подпишитесь на новости

          Оставьте свой e-mail, чтобы бесплатно получать видеоматериалы и всегда быть в курсе новостей нашего портала.
          Напишите нам
          Mail